Политика / статья Андрея Ильницкого "Российские элиты и синдром Колоскова" ]

Андрей Ильницкий "Российские элиты и синдром Колоскова"
Статья опубликована 26.12.2003.

Властная воля у нас в стране по-прежнему идет только сверху вниз. Иного в России и не бывало. Прошедшие же 7 декабря выборы, убравшие со сцены политическую оппозицию, вовсе могут подвести черту под 12-летним периодом развития российской демократии.

Отношения в треугольнике — власть, бизнес, общество — определяют характер общественно политических систем. В сильных странах власть, бизнес и общество состоят между собой в равноправных отношениях. Не то у нас в России.

В начале 90-х мы были объединены в стремлении демонтировать тоталитарную систему. Основной моделью развития предъявленной новой властью обществу была либеральная модель. Политическая система строилась с нуля, хотя советская номенклатура, особенно её «подшерсток» довольно успешно переоформился в новую российскую элиту… Тем не менее пару-тройку лет работала вертикаль свободы — "двери власти ненадолго приоткрылись". Вертикальная мобильность общества способствовала формированию новой властной элиты. Группы, выигравшие на первых этапах постсоветского общества, быстро освоили преимущества переходного состояния государства и общества, и составили властную элиту, ныне довольно внятно разделяющуюся на рекрутов первой волны начала 90-х, новобранцев "семейного периода" и "новопитерских".

Недолго длилось «братание» элиты с народом. Новые элиты отгородились от общества заборами загородных коттеджей и кремлевскими стенами. Российская политика ушла из публичного поля за эти заборы — и все эти годы там идет жесткая борьба.

У каждой вершины вершины нашего социального треугольника — своя элита. Элита бизнеса, бюрократии и гражданского общества. Элиты взаимодействуют и соперничают с друг другом.

На протяжении последних десяти лет борьба за власть идет прежде всего между бизнес-элитой и бюрократией. В 90-х годах победу одерживал бизнес — так называемые олигархи. С приходом Путина и установлением «принципа равноудаленности» ситуация быстро стала меняться в пользу бюрократии. Драматические события вокруг ЮКОСа , отставка А.Волошина и, наконец, провал СПС и «Яблока» на выборах — лишь оформили победу бюрократии над бизнесом.

Элиты гражданского общества выступают как очевидный аутсайдер и зачастую не берутся в расчет. Власть для вежливости иногда поворачивается в сторону гражданского общества, проводя пафосные Форумы, однако это скорее имитация партнерства.

Путин как лидер бюрократии

Путин конечно не Людовик XIV. Однако он не слишком ошибется, если повторит вслед за "Королем-солнце": ««L'etat c'est moi» ( «Государство — это Я», фр.).

И, пожалуй, совсем соответствует складывающемуся ныне положению дел в российской власти следующее: «Государство — это администрация президента Путина».

К концу 2003 году стало очевидно — Путин — это, прежде всего, лидер бюрократии. А потом уже все остальное. Это, кстати, мой ответ на вопрос: «Who is mr. Putin?»

При его правлении в верхних эшелонах власти произошли заметные изменения. Резко усилилась бюрократия и особенно её силовая составляющая.


Что характеризует эту часть элиты?

По расчетам социолога Ольги Крыштановской, доля военных и офицеров спецслужб в коридорах российской власти в 2003 году составила 25,1 % против 11,2 в 1993 году. На долю земляков главы государства во власти приходится 21,3 % (десять лет назад — 13,2), доля ставленников крупного бизнеса составила 11,3 % при 1,6 % в 1993-м. При этом доля лиц, входящих во власть и имеющих ученую степень, в настоящее время сократилась до 21 %, тогда как десять лет назад они составляли 52,2 %.

Административный ресурс

Через какой механизм бюрократия реализует свою власть?

Через использование так называемого административного ресурса. Что такое административный ресурс — мы часто слышим это словосочетание, но не всегда отдаем отчет о его содержании? Сошлемся на исследования крупнейшей в мире организации, занимающейся проблемами коррупции — «Трансперенси интернешнл».

Административный ресурс это — использование властных ресурсов для получения дополнительных преимуществ, возможностей и гарантий в процессе обеспечения личных или корпоративных политических интересов.


Из чего складывается административный ресурс? Ниже представлена структура этого понятия:

Административный ресурс на выборах:
• Институциональный ресурс • Бюджетный ресурс • Медийный ресурс • Кадровый ресурс

Теперь подробнее. С кадрами все понятно — см. выше — материалы Ольги Крыштановской.

Институциональный ресурс:
Бюджетный ресурс:
Медийный ресурс:

Я столь развернуто привел эту классификацию административного ресурса лишь для того, чтобы читателю стало ясно — на декабрьских выборах в ГД РФ российская бюрократия ничего нового не изобретала. Все придумано и описано раньше — власть лишь задействовала свой административный ресурс. Это и предопределило её победу.

Элита гражданского общества

Её просто нет. Как нет, собственно, и самого гражданского общества. Не видно новых властителей дум — Сахаровых, Лихачевых, Высоцких и Солженицыных. Совесть нации сегодня — «менты», агенты безопасности и прочие «бригадиры». Творческая интеллигенция не справилась с ролью духовных лидеров общества. Нет героев нашего времени, нет гражданских авторитетов, нет и общественных лидеров. Как писал поэт: «Настоящих буйных мало — вот и нету вожаков». Декабрьские выборы продемонстрировали острейших дефицит новых демократических лидеров — 12 лет тусуется одно и та же колода. Грустно господа.

Бизнес-элита

Во многом в своем текущем проигрыше бюрократии виновата сама бизнес-элита. К концу 90-х о оформилось сращивание крупного бизнеса и власти в центре и на местах, особенно ее исполнительной составляющей — бюрократии. Власть стала предметом корыстных устремлений и ресурсом капитализации интересов отдельных групп. Между тем у бизнеса — и крупного, в том числе, есть своя миссия в построении новой России. Бизнес — является локомотивом российской экономики, он задает модель эффективного хозяйствования и формирует сообщество независимых, деятельных и ответственных людей.

Социальная же ответственность бизнеса, о которой сейчас так много говорят, — это прежде всего вовремя и полностью выплаченные налоги. Его основная задача — получение прибыли. Это единственно верно — и по-честному. Все остальные рассуждения — от лукавого и не имеют отношения к тому, что называется правовым государством и рыночной экономикой.

Бизнес и власть — «рота залегла»

Конфликт вокруг «ЮКОСа» — это лишь публичная составляющая борьбы между российской бюрократией и бизнесом. Ходорковский же — как лидер бизнес-сообщества и получает пули — как тот лейтенант, первым вставший из окопа, а рота его залегла…

На мой взгляд, последние события — это результат давно назревавшего системного конфликта между сторонниками публичной политики и политики, основанной на системе клановых договоренностей. Идет борьба, нацеленная на слом существующей политической системы и того типа принятия политических решений, который сложился при «позднем» Ельцине и утвердился при Путине. Многим представителям бизнеса надоела политика «улаживание дел» и ношения конвертов с откатами в кабинеты бюрократов. ЮКОС наказывают не за то, что он плохой, а за то, что попытался стать хорошим.

Во многом, повторю, такую систему отношений с бюрократией породили в 90-е годы сами бизнесмены. Однако времена меняются и жить по честному становится выгоднее — слишком велики издержки у политики «договоренностей и откатов», настолько велики, что влияют на капитализацию и эффективность бизнеса.

При последних королях Франции применялась практика «выжимания губок»: состоятельных людей по надуманному обвинению сажали в тюрьму и выпускали только в обмен на их собственность. В России в годы НЭПа гарантировалась неприкосновенность банковских вкладов, но при этом многие вкладчики были расстреляны.

«Нельзя сделать слабого сильней, ослабляя сильного. Нельзя помочь бедным, уничтожив богатых. Нельзя постоянно помогать людям, делая за них то, что они могут и должны делать сами...», — справедливо указывал Авраам Линкольн..

Правое дело и синдром Колоскова

Провал демократических партий на декабрьских выборах продемонстрировал системный кризис на правом фланге.

Нет худа без добра — ошибки лидеров СПС-а и Яблока — расчистили правый фланг для активного парт.строительства. И бог с ними с сегодняшними выборами — самая перспективная позиция — неучастие в фарсе — и тут Явлинский абсолютно прав.

Все выборные кампании 2003/2004 гг. — смертельно поражены «синдромом Колоскова» — управляемая безальтернативность, по мнению властей — ныне востребована электоратом и является тождеством стабильности. Общественного заказа на конкурентную демократию нет. Однако, бюрократы ошибаются — больше это похоже на застой и «безыдейщину». Рейтинг Путина зависает над пустотой, измеряемой разницей в доверии общества персонально к нему и к властным институтам.

Для заполнения вакуума на правом фланге либералам надо заняться популизмом. Надо идти к избирателю, создавая партии лавочников и партии учителей. Снобизм — губит правое дело. Надо научиться говорить с людьми на их языке, надо разъяснять в чем каждодневный СМЫСЛ либеральных ценностей. Другого народа у нас нет и не будет. Отсюда — стратегическая востребованность просветительства и правого популизма.

Достаточно истерить о грядущем фашистском хаме. Глазьев и Рогозин — не причины, а следствие… Правым необходимо вернуть драйв и встать в оппозицию Кремлю.

Гражданское общество не купишь в магазине, даже за большие деньги, — его надо выращивать «на земле» — там и надо начинать отстраивать правые партии. Полагаю, что здесь за идеологические приоритеты необходимо брать ценности нарождающегося в России среднего класса. Не будет большой натяжкой сказать — что средний класс в известном смысле является мерой развитости общества вообще. Средний класс в сегодняшней России — скорее образ жизни и тип мышления, нежели образовательный ценз и уровень достатка. Он является признаком нормальности и примером для подражания. Для отстаивания своих интересов среднему классу нужны свои партии. Партии среднего класса, общенациональной буржуазной правой партии сегодня в России нет! Нам нужны не имитации и скороспелые партийные PR-проекты, а выращенные «с земли» партии. Для такого партийного строительства нужно время — ну что оно теперь у правых есть.

Власть, бизнес и гражданское общество

Объективно — в борьбе бюрократии и бизнеса — общество должно стать на сторону последнего. Неприкосновенность частной собственности, публичность, законность и прозрачность капитализируют не только корпорации — они выгодны и обществу, ибо делаю бюрократию и бизнес понятными и подконтрольными ему.

Однако наше слабое гражданское общество неконкурентноспособно, оно не осознает своих интересов и не проявляет их публично. А в одиночку — без поддержки общества — бизнес проигрывает борьбу бюрократам. К сожалению.

Нужно ли власти сильное гражданское общество? Ответ на этот вопрос зависит от того, как власть видит развитие России. Если власть хочет разделить с обществом ответственность за будущее страны — то гражданское общество необходимо. Авторитаризм — монополия на принятие решений — притягательны и очень удобны при определенных условиях — когда рейтинг высокий и общество консолидировано.

Ну а что если страна — по объективным или по субъективным обстоятельствам окажется в кризисе, когда власти надо будет принимать непопулярные решения? С кого спросят люди в с государстве, где даже за лампочки в подъезде ответственнен президент Путин? Вопрос риторический.

Власть, ради её же устойчивости, должна быть рациональным образом перераспределена между уровнями — и большая её часть — особенно в каждодневном варианте — передана вниз — на уровень местного самоуправления — туда к гражданскому обществу. А если его нет или оно слабое? Альтернативой может быть полицейское государство — тут Жириновский абсолютно прав. Какой путь выберет Путин — не знаю.

Не хочется в это верить что к полицейскому государству.. Тем более — в этом случае президенту не позавидуешь. Эксперты прогнозируют на следующее четырехлетие целую череду кризисов. От обвала рынка недвижимости и банковского кризиса, до падения цен на нефть и обострения терроризма. А еще Чечня, нереформированная армия, цены на хлеб и др.

И на кого опираться Путину в преодолении кризисов? На бизнес — он в загоне. Малый и средний — не развит и не консолидирован. Крупный после дела ЮКОСа — президенту плечо не подставит. Можно было бы опереться на гражданское общество — но оно слабое, механизмов взаимодействия с ним не создано. Остается опора на бюрократию. История учит — это не лучшая опора. Безликая, безответственная и беспринципная — а, если что, «пиджак шил» все равно президент Путин. Абсолютная власть остается наедине с безответным населением и безответственной бюрократией.


Информация в новостях >>


Рекомендуем также материалы:


Ваше мнение об этой статье — в [форуме] сайта.
Смотрите также другие материалы раздела [политика].