Андрей Ильницкий Андрей Ильницкий
Андрей Ильницкий Андрей Ильницкий
Политические интересы Книгоиздательский бизнес Личные интересы Друзья. Ссылки Обсуждения
E-mail Андрея Ильницкого: ami@amicable.ru

 Книгоиздание 
 Ваше мнение 
«Живой журнал» Андрея Ильницкого
 Опрос   —› результаты
Кто будет президентом-2008? Иллюстрация…©…temasha.narod.ru
Кто будет президентом-2008?
C.Глазьев
Б.Грызлов
В.Жириновский
А.Жуков
Д.Зеленин
Г.Зюганов
С.Иванов
А.Илларионов
М.Касьянов
Д.Козак
В.Матвиенко
Д.Медведев
Б.Немцов
В.Путин
В.Потанин
Д.Рогозин
В.Рыжков
С.Собянин
А.Ткачев
Ю.Трутнев
Н.Федоров
А.Хлопонин
А.Чубайс
С.Шойгу
Г.Явлинский
В.Якунин
"Темная лошадка" от        силовиков
"Темная лошадка" от        бизнеса
"Темная лошадка" от        гос.бюрократии
"Темная лошадка" из        парт.бюрократии
"Темная лошадка" из        регионов

 Друзья-партнеры 

Партия "Единая Россия"
EdinRos.ru



MSPS.ru


Фонд "Либеральная миссия" Евгения Ясина
Liberal.ru



 Статистика 
Рейтинг@Mail.ru
Rambler's Top100 
eXTReMe Tracker



Internet Map
Geo Visitors Map
Книгоиздание / А.Ильницкий о публикации "Последние дни криминального чтива" ]




29.08.2001
Главному редактору
журнала "Эксперт"
г-ну Валерию Фадееву

Литературный процесс и книжный бизнес.

Уважаемый господин главный редактор.
Я давний читатель Вашего журнала. Ценю "Эксперт" как высокопрофессиональное издание, публикующее актуальные материалы, отличающиеся сбалансированностью и выверенностью оценок. Тем более досадно то, что произошло со статьей "Последние дни криминального чтива" ("Эксперт", №30). Правильный по сути этот материал подготовлен, к сожалению, как-то наспех, выводы невнятны и содержат целый ряд неточностей. По просьбе журналиста Ваш покорный слуга провел в беседах с автором статьи более полутора часов, разъясняя и описывая ситуацию в книгоиздательском бизнесе вообще и в нашем издательстве в частности. Многое из сказанного было затем использовано в статье. Не берусь судить о том, как переданы мысли и мнения других экспертов, что касается того, о чем говорил я, к большому сожалению, автор статьи цитирует меня, мягко говоря, неточно, без должного контекста, порой с точностью до наоборот передавая смысл сказанного. Я вижу в этом не умысел, а по-видимому лишь некое недомыслие. Только два примера.
Автор, "моими" словами доводит до читателя потрясающую мысль о том, что новое произведение Виктора Доценко мы сегодня не можем продать тиражом и в 5000 экз., в то время как ранее тиражи достигали 500000 экз. Очень интересная информация, слава богу не соответствующая действительности. Для справки. Доценко - это раскрученный бренд, тиражи его новых произведений по прежнему исчисляются сотнями тысяч. На самом же деле сказано было следующее: "Если бы сегодня никому не известный начинающий автор Имярек пришел бы в издательство с текстами уровня, жанра и содержания подобными произведениям Доценко, то стартовый тираж, который бы мы ему предложили, был около 5000 экз.". Согласитесь, что смысл сказанного немного отличается от цитаты, напечатанной в статье.
Второе потрясающее открытие автора статьи для меня, как одного из руководителей ВАГРИУСа, заключается в том, что издательство, оказывается, живет исключительно из "самотека". Это полная чушь. Действительно, и именно это было сказано Вашему сотруднику, мы работаем и с т.н. "самотеком", полагая большой удачей, если оттуда "вытекает" 2-3% из отсмотренного. Однако, как разъяснялось журналисту, особенно если говорить о современной прозе, то работа в этом направлении держится на сотрудничестве с т.н. толстыми журналами, на опыте, профессионализме, вкусе и связях наших редакторов, чутко отслеживающих литературный процесс.
Ну да бог с ним… Опыт - дело наживное. Полагаю Ваш сотрудник сделает надлежащие выводы.
Теперь несколько соображений по сути темы, заявленной в статье "Последние дни криминального чтива". На мой взгляд, многое требует уточнения. Материал опубликован под рубрикой "Русский бизнес". К сожалению, в статье перемешаны два понятия и процесса - собственно издательский бизнес и литературный процесс, что суть не одно и тоже. Простой пример: проанализируйте списки номинантов литературных премий (от Букера до АнтиБукера и т.п.) за последние десять лет и рейтинги продаж книг за тот же период (см. "Книжное обозрение", "Книжный бизнес" и др.). Пересечение имен авторов - минимально. Собственно Пелевин, Маканин, Чхартишвили-Акунин, Юзефович еще 2-3 имени и все! Причин и объяснений тому немало. В них не следует лишь включать нежелание издателей публиковать произведение номинантов. Оно - желание есть - нет тиражей… Поскольку наше издательство является одним из лидеров в издании современной российской прозы, ответственно сообщаю: средние тиражи книг этого жанра 5000-10000 экз. Почему так? Отчасти объяснение в элитарности и "столичности" литературной тусовки, замкнутости её на самою себя, а не на читателя, в ориентации на модность, но не популярность. Читая многих современных прозаиков задаешь себе вопрос: "А где собственно тот messagе, с которым автор выходит к читателю?". Нет ответа… Не думают авторы "нетленных" произведений о читателе, презренно отвергая разговоры о коммерческой составляющей любого настоящего успеха. Но не буду углубляться в эту деликатную тему, оставив её литературным критикам, ведь мы здесь о русском бизнесе ведем речь.
К сожалению для нас книгоиздателей тихо отошел в область мифологии и "самый читающий народ". Но вот на что обращаю Ваше внимание. Автор журнальной статьи делает поспешный вывод о том, что читательские предпочтения переходят к качественной современной прозе. Верно, но лишь отчасти! Весь мир читает хорошие детективы, мемуарную литературу и женские романы. А мы вот в России, если верить статье, пошли другим путем - мы читаем качественную современную прозу. Не так! Изменились не предпочтения. Изменилась читательская аудитория. Точнее она сильно сократилась. Осталось её ядро. Мякоть отпала. Это ядро составляют те, у кого появился или не пропал вкус к чтению. Банально, но от этого не менее верно, - чтение любой литературы требует интеллектуальных усилий. Те, кто от скуки, от отсутствия других развлечений раньше брал в руки дешевые боевики, бульварные романы, кинороманы, наспех переведенные детективы и т.п., чтобы занять время, сейчас решают лишь "Кто пойдет за "Клинским?"… Что опять не повезло с народом? Да нет - так везде. Повторим - изменились не предпочтения, упорядочилась и оформилась часть общества, которая собственно и имеет права называться читателями. Она - эта часть - более разборчива в жанрах и авторах, более требовательна к качеству текстов. При этом я не вижу беды в том, что современный прозаик издается тиражами 5000 экз. Аналогичная ситуация и в США, и в Англии, и в Голландии, и в Китае… Все те же 5000-10000 экземпляров. Такое впечатление, что границы стран расширялись ровно до того уровня, чтобы набрать 5000 читателей умных книг. Шутка конечно… Эти изменения аудитории уловили и монстры издательского бизнеса, которые до последнего времени по большей части занимались собственно не книгоизданием, а книгопечатанием. Не потому что им тоже хочется стать "белыми и пушистыми" и "сеять разумное, доброе, вечное", а потому что им тоже надо теперь обслуживать другого читателя. Того, с кем давно и плодотворно работают и толстые журналы, и ВАГРИУС, и "НЛО", и "Захаров", и "Ad Marginem", и "Амфора" и др. Тут нельзя не согласится с мнением Игоря Захарова, приведенным в статье: "собирательный образ читателя нового века - представитель среднего класса, не потерявший вкуса к чтению и не желающий читать ни элитарную, ни массовую литературу". Именно на него будут работать издатели. Отсюда, в частности, и уменьшение тиражей при увеличении количества наименований, отсюда сегодняшний коммерческий успех изданий Акунина, Пелевина, Юзефовича, Радзинского, Донцовой, Хмелевской, Фаулза, Эко, Вен. Ерофеева, Ремарка, Харриса и др. Проект "Акунин", вообще, надо преподавать в институтах как пример продуманного, грамотно срежиссированного и удачно воплощенного бизнес-проекта в книгоиздании. Все было сделано весьма профессионально. Так собственно должно строить издательский бизнес, так и стараются сейчас работать те, кто на виду. Из нюансов отмечу лишь один - слава богу тенденция такова, что вновь возрастает роль издателя, креативной составляющей книжного бизнеса. Реализаторы, эти "длиннорукие мальчики", воспринимающие книги лишь через прайс-листы, пачки и контейнеры, начинают прислушиваться к издателям, редакторам, художникам. Диктат торговца снижается. Начался период проектов в книгоиздании. Прошел период "вала". И тут преуспеют те, кто лучше думает, лучше образован, лучше организовал литературный процесс в издательстве. Это относится ко всем жанрам - от детектива до мемуаристики. Мы, ВАГРИУС, в отличие от некоторых экспертов, процитированных в статье, не ставим целью "перевоспитания толпы", мы собираемся и дальше работать со своим устоявшимся читателем, предлагая ему, как и ранее, разнообразную, но качественную литературу. Мы исходим из того, что издательский бренд и репутация - результат долговременной и системной работы. Мы уверены в своем читателе.
В заключение несколько строк о ситуации в бизнесе как таковом.
Ситуация весьма специфична. Книгоиздательский бизнес (далее КИБ), как мы его сегодня понимаем, является ровесником посткоммунистической России. То есть ему чуть более десяти лет. Если обратиться к рейтингу издательств, опубликованному в последнем номере журнала "Книжный бизнес", то по ситуации на конец 2000 года все ведущие позиции заняты частными издательствами. В первой двадцатке по объему выпуска мы встречаем одно государственное издательство - "Просвещение", да и то лишь потому, что оно занимается выпуском школьных учебников, выполняя государственный заказ. Таким образом, первой особенностью является преобладание частного капитала в книгоиздательском бизнесе.
При этом нас - издателей, реально определяющих ситуацию, очень мало. Все друг друга знают. Издательское сообщество достаточно консолидировано. Конечно все установилось не сразу. Сначала, как и везде, был хаос и, говоря новоязом "беспредел", однако где-то к середине 90-х большинству удалось договориться между собой и теперь все как-то стараются правила писанные и неписанные соблюдать… Это вторая особенность.
Далее, по ситуации на сегодняшний день КИБ по преимуществу можно характеризовать как малый и средний, достаточно низкорентабельный и малобюджетный. Издательство, производящее более 200 книг в год (оборот 1-1.5 млн. дол), считается крупным. Таких лишь несколько десятков. Средний срок возврата средств, вложенных в производство среднестатистической книги, - не менее полугода. Отпускная цена книги по пути от издателя (т.е. производителя) к покупателю утраивается!!! Большая часть прибыли оседает у торговцев-посредников. Налицо тенденция к поглощению мелких издательств более крупными, имеющими свои реализационные сети (а таковых, работающих в российском масштабе, вообще единицы). Основные издательские мощности сконцентрированы в Москве и Петербурге, в то время как типографии распределены по всей России. То есть концентрация и малобюджетность КИБ - его третья и четвертая особенности.
Вот уже пять лет российское книгоиздание действует и развивается в особых налоговых условиях. Хвала предыдущему руководству страны, установившему нам льготы по НДС, по части налога на прибыль и таможенные льготы. На мой взгляд, это тот самый случай, когда льготы действуют "по месту" и эффективно. Это пятая особенность.
Таким образом, резюмируя, можно охарактеризовать современный российский КИБ, как достаточно консолидированный, относительно прозрачный и малобюджетный.
Тем не менее есть стойкое предчувствие надвигающегося на книгоиздателей кризиса. Объясняется это, на мой взгляд, несколькими обстоятельствами.
Первое - книгоиздательский бизнес исчерпал или исчерпывает резервы саморазвития. Связано это прежде всего с неразвитостью книготорговых сетей. Государство по-прежнему является владельцем большей части книготорговых площадей и инфраструктур, особенно в регионах. И, добавлю, весьма неэффективным владельцем. За редким исключением региональные книготорги ориентированы на зарабатывание денег не с продажи книг, а со сдачи в аренду торговых площадей. В условиях отсутствия у издателей средств на развитие альтернативных книготорговых структур, происходит фактическое навязывание услуг со стороны очень плохо работающих государственных книготоргов и бибколлекторов. Типичное "сам не гам и другим не дам"… Классическим примером являются неудачные попытки весьма крупных коммерческих издательских структур построить систему торговли через "книгу - почтой" и книжные клубы. Все упиралось в невозможность обойти монополию государственной почты и банковских структур, её обслуживающих. А ведь на просторах нашей страны такой род книготорговли по идее должен быть очень эффективным.
Другое тревожащее нас обстоятельство связано с тем, что указанные выше налоговые льготы заканчиваются 1 января 2002 года. В условиях концентрации и относительной малобюджетности КИБ надвигающиеся обстоятельства создают угрозу монополизации книгоиздания и создания условий неравной конкуренции для издательских групп.
Надеюсь, вышесказанное заинтересует Вас и Вашего читателя.


Искренне Ваш,
Заместитель генерального директора
издательства «ВАГРИУС»



Оригинал статьи "Последние дни криминального чтива" на сайте "Эксперта".
Смотрите также: "круглый стол" книгоиздателей в редакции "Труда" по данной теме
("Что мы будем читать в XXI веке?") [декабрь 2001]
А также: Rambler-Медиа / Обзор СМИ ("Круг чтения. Бедная Лизавета") [28.08.2001]


Ваше мнение по этой теме — в [форуме] сайта.
Смотрите также другие материалы раздела [книгоиздание].

E-mail Андрея Ильницкого: ami@amicable.ru  
2003-2005 © А.М.Ильницкий —› Личная информация / биографическая справка
Тех.поддержка: Виталий Ильницкий   Хостинг: Hosting.HNS.ru